softranger (softranger) wrote,
softranger
softranger

Categories:

Песец подкрался незаметно, хоть виден был за 300 верст. Часть 2.

Продолжение. Начало - https://softranger.livejournal.com/530362.html

Эта история произошла не сейчас, а в 2012 году. Полностью я ее выкладывал только на Risk.ru и ski,ru, здесь в ЖЖ только первые части. Вот сегодня напомнили постом о лечении перелома в США, решил перетащить всю историю сюда. Но так как она большая, то в один пост не влезла, пришлось разбивать на три части, каждая из которых вмещает по паре частей оригинального отчета. В конце будет ссылка на продолжение.

========================================================================================================================

А теперь, как говаривал Горбатый, вернемся к делам нашим скорбным…
В ассистентской компагнии CORIS International что-то заскрипело и начало медленно проворачиваться. Они мне звонили раз в сутки где-то утром, говорили, что занимаются моим вопросом и как только появится ясность, они мне перезвонят. И исчезали до следующего дня. Видимо, не хотели меня баловать. Считали, что я и так должен быть счастлив.
В первый же день пришедшему ко мне где-то в 10 доктору я сказал, что предпочитаю операцию здесь и просил его утрясти это с моей страховой. Теоретически, если бы мне сделали операцию 11-го, то 18-го я по своему билету мог бы улететь домой. Сейчас я понимаю, что это было наивно и австрийцы с самого начала решили не браться за сложный случай, предпочитая просто продержать меня подольше и фактически ничего не делая, слупить денег с меня или страховой.
Доктор был, видимо, тайным агентом CORIS International и появлялся раз в день на минуту. Потом он растворялся и связаться с ним было невозможно.

Правило 14. Если чувствуете, что тамошние врачи не горят желанием делать операцию, не предлагают ее сами, тянут резину, немедленно связывайтесь с ассистентской (сервисной) компагнией и настаивайте на эвакуации домой.

Кстати, в разговоре соседа австрийца с его доктором я услышал «Доктор Гитлер». Ну что можно ожидать от врача с такой фамилией?

В первый день я еще наслаждался (если это подходит к моей ситуации) покоем и думал, что как-то все решится. Попросил дать мне костыли, чтобы я мог сам ходить в туалет (утка не всегда способна удовлетворить). Мне принесли – синий и красный. Я еще удивился – зачем разные? Все стало понятно перед эвакуацией, когда я спросил – можно ли купить костыли? Сестра с готовностью ответила – 25 Евро и спросила: «А вам какие – синие, красные или фиолетовые?». Т. е. моя разноцветная пара была витринным образцом.


Приноровился как-то спать на левом боку (не могу спать на спине). Ночь омрачалась только диким храпом соседа наискосок, храп отчетливо пробивался даже сквозь мои силиконовые беруши. Я такого мощного храпуна еще в жизни не видел. Это был не храп, а какие-то раскаты грома. От него страдали все остальные обитатели в палате. Еще этот тип носил усики и прозрачные в сеточку трусы. Думаю, что его фамилия тоже была Гитлер.
На второй день доктор сказал, что они все еще ждут подтверждения расходов от страховой компании. И предложил мне самому связаться с ними. А через час явился молодой человек (как я понял, местный финансист) и вручил мне строгую бумагу, в которой было написано, что расходы на настоящий момент составляют 1850 Евро, и в случае, если страховая компания не подтвердит оплату расходов, деньги будут взысканы с меня при выписке. И сказал, что они вынуждены будут потребовать мою кредитную карту.
Тут мне стало как-то не по себе – выходит, ничего не двигается. Я то думал, что, сделав все так, как говорили в туристическом агенстве, уведомив ассистентскую сервисную компанию Tormoz International, я могу быть спокоен за исход. И ведь мне в сервисной компании и не говорили, что нужно делать что-то еще!
Я купил ту самую карточку за 5 евро и начал звонить в Украину. Сначала в страховую компанию. Там мне сказали: «Вы видимо не читали страховой договор? У нас нет акта о наступлении страхового события, подписанного двумя свидетелями. И акта об отсутствии алкоголя-наркотиков в крови. А без этого акта мы ничего не можем начать делать». Вот он, момент истины. Да, я прощелкал. Но в течение двух суток девицы из сервисной компании ни словом не обмолвились, что что-то не так. То есть они просто ничего вообще не делали по моему случаю.
Я говорю: «Но ведь меня привезли в скорую помощь, у меня реальный перелом, в Ambulance это все засвидетельствано, могу я взять акт у них?» «Нет, нас интересует больше акт от спасателей, возьмите акт в отеле, раз вас там видели с переломом, найдите двух свидетелей. И вообще общайтесь с сервисной компанией CORIS International, это их работа».
Пытаюсь звонить Кшиштофу в Зольден, но у него какой-то нестандартный длиннючий номер телефона, на который невозможно дозвониться ни со стационарного телефона больницы, ни с мобильного телефона соседа-австрийца, хотя со своей карточки A1 я на него звонил. А на ней уже нет денег (пополнили мне ее только на следующий день коллеги из Вены, сестры отвечали, что такого сервиса у них нет). Кшиштоф должен вечером уезжать из Зольдена, связи с ним нет, мой Samsung, на который он звонит вечером уже на пределе (кабель для зарядки я оставил в отеле в Зольдене), акта нет, страховая ничего не делает, я лежу на непонятных правах в госпитале, где каждый день дороже, чем в 5-звездочном отеле в цетре Вены. А вы говорите, что лыжи – это экстрим и адреналин. Вот где адреналин!
Тут же появляется опять финансовый менеджер госпиталя и заявляет, что они вынуждены потребовать мою кредитную карту. Даю им депозитную именную карту All Inclusive, на которой 2 грн. 17 коп. "Нехай подавыться вража тварина!" (c) Менеджер возвращает карту, говоря, что они отсканировали ее. Вернусь, заблокирую и закажу новый пластик от греха подальше. Хотя там нулевой лимит и они и так ничего с ней не сделают.
Я беру костыли с намерением спуститься в Ambulance. О чем и заявляю сестре. Она куда-то уходит, видимо испрашивать разрешения. И тут происходят подряд два события, доказывающие, что чудеса случаются. Мне звонят (но не сервисная CORIS International) и говорят, что ничего делать не нужно, акт от спасателей Зольдена получен. Мои ангелы-хранители из виндсерферско-кайтерского братства, которым я тоже позвонил, спасли меня.
Правило 15. Основное! При травме с подозрением на серьезную вызывайте спасателей или идите к ним и составляйте акт о происшествии с подписями двух свидетелей, требуйте от них официального освидетельствования на алкоголь. По идее это будет стоить денег, возьмите квитанции. Как потом пересылать этот акт в страховую или сервисную компанию для меня до сих пор загадка.
И тут возвращается медсестра и тоже говорит, что ничего делать не нужно, все в порядке, страховая подтверждает оплату за медицинские расходы.
Отбой воздушной тревоги, временное затишье.
Правило 16. Знакомое туристическое агенство лучше незнакомого, даже если сервисная контора – полное говно.

Вечером Кшиштоф привез все мои вещи и я начал потихоньку паковать их в дорогу.

Хозяйка в отеле в Зольдене зачарджила мне всего одну ночь (и среди австрийцев есть не алчные люди), но вот в Ландеке сказала, что не может переселить Кшиштофа в сингл, так как все забито. И плату потребовала за 2-местный номер. Я отдал Кшиштофу деньги за бензин (пополам), за виджет, за ночь в Зольдене и 5 ночей в Ландеке. Еще когда поломался, сказал ему – я заплачу за все, это не твоя проблема, что я поломался.

В палате было 4 шкафа для вещей, но лыжи туда не влазили и лежали под кроватью. Рядом же поставил большую сумку, так как перебирать и паковать ее мог только рядом с кроватью.

На третий день доктор радостно сообщил, что страховая компания подтверждает медицинские расходы, но не хочет оплачивать операцию, а предпочитает депортировать меня домой.

Тут дело в том, что страховая компания по условию договора оплачивает операцию за рубежом ИЛИ доставку больного на Украину.

Когда госпиталь выставил счет на 4000 Евро, включая операцию, страховая посчитала, что доставка на Украину обойдется им дешевле. Австрийские медики, конечно, те еще жулики. Вроде же честная нация. Ан нет. Помните цифру 1850 Евро? Которая фигурировала на второй день? В заключительном акте (без операции) – та же самая цифра. Но они на второй день не могли знать сколько дней я пролежу в госпитале. То есть просто взяли цифру с потолка, решившись нажиться на страховом случае. Да и за что там 1850 Евро?

Но выбрав доставку меня на Украину, страховики не учли алчность еще одного игрока – транспортной компании, в данном случае Austrian Airlines. Я очень много летал ими лет семь. И вот теперь, когда я поломался, они сразу решили нажиться. Оказалось, что доставить человека с переломом можно только на 2-х местах бизнес-класса и никак иначе! Почему именно 2-х? Ведь на переднем ряду вполне достаточно места. Да и расстояние между креслами бизнесс-класса в больших самолетах достаточное, можно поместиться даже с торчащей вперед закипсованной ногой. Почему бизнес, а не эконом? На первом рейсе Инсбрук-Вена со мной летел мужик с такой же травмой, но в эконом классе. Вроде сервисная компания и торговалась сначала за одно место бизнес-класса, не желая покупать два в экономе. Но Austria Airlines оказались самыми ушлыми. Уже получив подтверждение от страховой на оплату одного места бизнес-класса на рейсе Инсбрук-Вена (большой Боинг) и 2-х бизнес-класса (зачем бизнес?) на рейсе Вена-Харьков (маленький Jet), они дождались вечера перед отлетом и перед самым своим закрытием поставили сервисную компанию перед фактом – нужно выкупить еще одно extra seat в бизнес классе за 735 Евро и заплатить должен я в кассе аэропорта в Инсбруке. Все это мне в 8 часов вечера сообщила девица из сервисной компании CORIS International, спросив, есть ли у меня деньги. Я сначала наотрез отказался, так как явно пахло разводом и иметь потом счастье получения этих денег со страховой совсем не хотелось. Девица из сервисного центра щебетала, что она меня понимает, но я могу не волноваться, все подтверждено страховой компанией. Врала, впрочем, как обычно. Страховая об этом в тот момент еще не подозревала. Впрочем, по идее меня это не должно было волновать – я согласовал свои действия с сервисной компанией. Но ведь согласовал на словах, а чего стоят слова этих девиц я уже давно понял. Альтернативой было торчать еще один день в госпитале с неясной перспективой и возможностью повторения того же вечернего спектакля. В общем, я согласился, хотя и понимал, что рискую потерять эти деньги навсегда.
Утром я спросил у доктора о документах. Они должны были дать мне выписку, результаты рентгена и томограммы, разрешение на транспортировку (без него меня не пустили бы на самолет). Он радостно сказал, что все предоставят, а результаты томограммы и рентгена они запишут мне на CD.
Через пару часов пришла сестра и сообщила, что CD они записать они могут, но это будет стоить 16 Евро. В противном случае я получу только описание результатов. Я видел потом описание этих результатов – две строчки. Я позвонил в сервисную компанию, они сказали, что чтобы страховая оплатила CD, госпиталь должен связаться с ними, сделать запрос. Они спросят у страховой и если та подтвердит, то… Я, мало надеясь на успех, попросил сестру связаться со страховой. Она сказала, что передаст врачу, но явно не собиралась это делать. В конце концов я плюнул и купил диск.
Кстати, молодому красавцу шведу-бордеру, который лежал напротив меня со сложным переломом ноги на Сантоне, диск та к и не дали. У него с собой не было денег, он просил заплатить после доставки в Сантон, нет сказали, только здесь. Так и уехал без CD.
Песец подкрался незаметно, хоть виден был за триста верст (Горные лыжи/Сноуборд, zolden, injury, зольден, перелом, страхование, конкурс bask, австрия, горные лыжи, austria)
Еще в течение дня пытался добиться от мороженых дур из CORIS International условий моей транспортировки – до какого пункта, отвезут ли меня домой или больницу, нужны ли костыли или их предоставят в дороге? Они каждый раз обещали узнать и перезвонить и, как обычно, пропадали навсегда. Оно им надо? Проблемы индейцев шерифа не колышат. В конце концов плюнул, купил за 25 евро костыли — синие (потом не на секунду не пожалел, очень пригодились в дороге) и позвонил на работу, чтобы меня встретили. Как и предполагалось, доставка только до выхода из таможни на Украине.
В пять утра за мной пришли (черт, звучит, как фраза из романа о 37-м). Пришла худенькая девчушка с открытым лицом, та самая, что везла меня на машине Ambulance из Зольдена. И новый крепкий парень. Тогда она была за рулем, сейчас сидела рядом с моими носилками. Вот к кому нет ни малейшего упрека, а только глубокая благодарность. Работники Ambulance просто красавцы, только в их глазах за все это время я видел настоящее сопереживание.
Они привезли меня в Инсбрук. Вот тут как-то меня морально придавило на время. Вокруг горы, тьма народу со всего света, все с лыжами, бордами, счастливые возвращаются домой, и тут меня закатывают внутрь на носилках.
Девушка и парень мотались за моими билетами, регистрировали и сдавали мой тяжеленный багаж (сумка 20 кг. и лыжи 15 кг.), потом пересадили меня на коляску и повезли к кассам. Девчушка из Ambulance тоже была в шоке, что мне придется покупать еще один билет. В касссе я спросил – а, собственно, хрена какого?
Объяснения дур из сервисного центра меня, конечно, не устраивали. Кассир мне рассказала красивую сказку о том, что из-за обилия народа маленький самолет был заменен большим, а в большом, в отличие от маленького, переднее сидение не складывается. И поэтому нужно выкупить дополнительное место сбоку. Как будто сложенное впереди место – это не дополнительное место. И мол вчера был такой же случай. Мол, давайте свои денюжки, не бойтесь.
Забегая вперед:
я мог поместиться и в одном месте бизнесс-класса,
я, тем более, мог поместиться на одном месте бизнес класса в первом ряду, а там были свободные места,
я мог ехать на двух местах эконом-класса,
на рейсе Вена-Харьков мне пытались разложить кресло впереди-наискосок. Я так им и не воспользовался, так как из-за узкого прохода не смог бы поднять туда ногу в гипсе, но если бы закинул, то занимал бы три места – свое, рядом и наискосок.
В общем, как я уже говорил, Austria Airlines – самые хитровымудренные в этой истории.
После касс с ребятами из Ambulance тепло попрощались, они передали меня ребятам из аэропорта. Те отвезли меня в закуток для инвалидов. Там сидел в компании пятерых поломанных, только одна полная дама с рукой, остальные на колясках с ногами. И если русский мужик был суров и мрачен, то англичанка и канадка сияли белозубыми улыбками и излучали сплошной позитив. Два мира, две психологии. Разговорился с англичанкой. Сломалась на Сантоне. Пожелал канадке и англичанке при прощании: «Goog Luck», они ответили тем же и рассмеялись в ответ. А с русским мужиком нас повезли на рейс Инсбрук-Вена. К трапу самолета подвезли прямо на коляске по полю. Запрыгал по трапу на одной ноге в самолет, держась одной рукой за поручень. На двух костылях стремно. Ребята из службы занесли мой рюкзак.
Немного волновался по поводу пересадки в Вене – времени впритык, да еще из Инсбрука опаздываем. В Вене снимали из самолета на коляске лифтом. Потом забег (для меня заезд) по дьюти-фри с парнем из службы аэропорта, который признался, что он бордер, тоже поломался в прошлом году, но уже снова катается. Потом снова прошли секьюрити (и в Инсбруке, и в Вене меня провозили через раму на коляске, рама жутко пищала, меня потом обыскивали и проверяли какой-то фигней гипс), паспортный контроль и впритык попали на рейс.
В полете на Харьков вкускно покормили в бизнесс-классе. Никогда не позволил бы себе лететь бизнес-классом – абсолютно ненужные понты за гораздо большие деньги, но… Зато у меня есть теперь и такой опыт. И сразу на двух местах. И приятно пить кофе не из пластикового стаканчика, а из фарфоровой чашки, а сок и вино из тонких бокалов.
Перед Харьковом расслабился, а зря. Самолет пошел на снижение и вдруг снова начал резко задирать нос вверх. Объявили: очень низкая облачность, сейчас сделаем круг и попробуем еще. Для меня сесть в Киеве или Донецке был бы уж совсем реальный алес капут. Один, без денег, с тяжеленными вещами и на костылях. Автобусом бы в Харьков доставили, но здоровых. Вряд ли мне кто-нибудь помог.
Но обошлось, сели в Харькове. Там меня встречали, как ВИП-персону (директор позаботился). На коляску-то меня посадили, но в ВИП-«Газель» я залазил сам, просто сел на грязный пол, а потом подтянулся на руках. Но все фигня по сравнению с тем, что я дома. Попросили еще попользоваться коляской, заехали в харьковский офис Austria Airlines. Там работает очень вменяемая девушка, с ней приятно иметь дело. Сделал две вещи:
попросил запросить подтверждение, что я не по собственной инициативе купил дополнительный билет, а по требованию Austria Airlines,
получил 585 грн возврата с неиспользованного обратного билета (спасибо Кшиштофу за подсказку).
Правило 17. Даже если вы купили дешевый не возвращаемый билет (Ready Ticket), вы можете получить назад аэропортные сборы по неиспользованному билету. В моем случае это 585 грн при цене обратного билета 1500 грн.
Вчера часа два писал по образцу из полиса заявление в страховую. Сегодня по дороге в больницу решили завезти (там тоже какие-то сроки). Страховая на 4-м этаже в здании без лифта. Наверно, чтобы инвалиды не досаждали. В страховой сказали, что это процесс долгий, из Tormoz International ничего нет, даже актов о медицинских расходах, а без этого ни о каких выплатах и речи идти не может. И что немецкие чеки должны быть переведены на украинский язык и перевод должен быть заверен. В общем, все для страхуемых (не зря в этом слове какая-то неприличная середина).
Позвонил в CORIS International. Девушка стандартно пообещала переслать документы…
После 300-метрового забега по улице из института Ситенко в институт радиологии и обратно и прыжков по ступенькам на второй этаж в радиологии сказал, проходя мимо охранника в холле института Ситенко: «Вот накачаюсь и пойду в охранники!». Он заулыбался и открыл мне дверь.
Часть 3. Операция
Операционная сестра, увидев мой белый австрийский чулок, заинтересовалась: «О, а у меня точно такие же черные, только вот тут вверху кружавчики!». «Махнемся?» — предложил я.
Проснулся я посреди операции. Сначала ничего не услышал. Тишина. Спросил сестру: «Мне что-то делают? Операция идет?» «Да, да» — ответила она.
Потом сам услышал — в ноге что-то сверлили и приколачивали. Почему-то захотелось попросить сестру, чтобы она меня поцеловала. Она ответила: «Потом».
Потом меня снова усыпили.

Часть 4. Палата №1
"...я открою тебе свою дверцу... мое тело ласки хотело... пришли хоть смс на мой маленький серебристый телефон...прощай любовь, до свиданья мечта... я тебя полюбить не успела... а завтра холода... вот и Новый Год, а тебя все нет... сгораю, таю, таю, таю от страсти... а по ночам мы разжигаем нашу любовь - наше счастье.... я с тобой, по городу автобус пустой, он, так же, как я за тобой, спешит догнать и крикнуть "Постой!"... ту-ту-ту-ту-тууу, я зажгла плиту, руки я свои согрею, ту-ту-ту-ту-тууу, я тебя так жду, позвони же мне скорее... позвони своей зае, балконы скучают, гостиная плачет, мне тебя не хватает, позвони своей зае, беседы за чаем, я сижу вспоминаю, и кухня рыдает. ...."
Сосед по палате слушает "Русское радио". Повбывав бы!
Нет, конечно, не соседа, товарища по несчастью с металлическим штырем вдоль всей голени, с болтами, вкрученными внутрь ноги.
Ну такой человек, прет его от мультфильмов, смеется заливисто, от попсы прет.
Повбывав бы авторов текстов, певцов и певичек, ну и редакцию «Русского Радио», само собой.
Мы все тут товарищи по несчастью — профессор ХИСИ с операцией на тазу, я — не пойми кто ( IT-шник), водитель автобуса, переломанный в аварии, в которой он был не виноват (в него въехали, выскочив из-за фуры), бывший партийный работник, военный с разваленной лодыжкой, Юра с его «Русским радио», похожий на цыгана, дважды ломавший одну и ту же ногу, в которой и так уже накручена куча металла.
И центральную койку занимал вовсе не нытик-профессор, доставший всех своими жалобами, а водитель автобуса. Центральная койка, как-то так сложилось, — для авторитета. А авторитет здесь определяется силой характера, оптимизмом, уверенностью в себе и еще какими-то мужскими качествами, которые позволяют понять: он здесь авторитет.
Видимо, чем-то похоже на построение иерархии в тюремной камере, да и вообще в любом замкнутом сообществе.
Мое место — как всегда — независимое, не признающее авторитетов, сбоку. Как сказал профессор, на меня смотрят, как на заморскую птицу, залетевшую из Австрии. Медички всем отделением обсуждают мой белый потивоотечный чулочек. Просил передать им, что я нормальный. Но самый близкий мне по духу — водитель автобуса. Мы с ним понимаем друг друга. Хотя, как он, я, наверно, не смог бы. Мужик весь переломанный, с разбитой в хлам машиной, ни в чем не винит въехавших в него молодых пацанов, наоборот, жалеет их.
Но независимо от положения, занимаемого за пределами больничной палаты и внутри нее, мы все, такие разные, товарищи по несчастью. Делимся едой, помогаем друг другу, советуемся, делимся жизненным опытом. Общая беда объединяет. Жены, приходящие к кому-то из ребят, помогают всем — выносят мусор, моют посуду, ходят за лекарствами и кефиром.
Я тут вообще директор кинотеатра. На одном ноуте работаю, второй выделяю для просмотра фильмов.
На выходные нас осталось трое - я, военный Витя, Юра-цыган.
Капельницы не ставят, санаторий, едим-спим, сидим на дембельских чемоданах, в понедельник домой.
Иногда заходят бывшие пациенты, развлекают веселыми историями о том, как в реабилитационном центре, разрабатывая ногу, оторвали пришитую связку вместе с частью кости.

Tags: Австрия, горные лыжи, графомания, мемуары, отчет
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 15:00, вчера 132
Buy for 30 tokens
Сегодня он перешел от угроз к действиям. Мошенник он или нет, решать вам, но сперва прочитайте, что за конфликт произошел у меня с горе строителем Сергеем Домогацким. Сегодня мои записи о Сергее Домогацком были заблокированы администрацией Живого Журнала. Смотрите какое сообщение последовало…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments