softranger (softranger) wrote,
softranger
softranger

Categories:

Воспоминания о Крыме

Продолжаю шерстить загашник своих опусов на диске. Сии воспоминания были написаны лет пять так назад сразу после очередной поездки коллектива фирмы Максбилл в Крым и будут интересны, скорее всего, только бывшим сотрудикам этой бывшей развеселой фирмы.

* * *

Все написанное ниже является плодом воспаленного
воображения автора и к реальным событиям и людям
не имет малейшего отношения. Фамилии и имена всех
персонажей вымышлены. Просьба не искать аналогий
с кристально чистыми и морально устойчивыми
реальными работниками Максбилла.

* * *

Забацанный вагон забацанного поезда. Офигевшая проводница – весь вагон пьет с первой же минуты и без останову, некоторые уже не могут ни ходить, ни говорить. В туалет очередь, но не все стоят за естественной надобностью, некоторые за противоестественной. Похоже на взвод дембелей, возвращающихся домой. Но проводница глубоко заблуждается – это едут интеллектуалы на открытый семинар. Необразованная проводница не сумела подняться до уровня и вызывает ментов.



Ночь, скрашенная томными стонами, переходящими в булькающие звуки. Ароматы, амбре и прочие приходящие на ум слова.

Автобус. Рядом едет Коля Числин, очень медленно, но уверенно возвращающийся к жизни. Мы его уже не теряем. Остановка возле чебуречной. Масло капает на брюки. Мимо бегают еще не готовые чебуреки, приветливо махая хвостами. Максим Новак посетил кабину женского туалета (там не было очереди) и сказал, что сбылась мечта его жизни.

Приехали. Пансионат поразил своей функциональностью. Для того, чтобы помыть ноги не надо включать воду – она постоянно стоит на полу в ванной. Завтрак, обед и ужин порадовали из-за удачного выбора соседей – Сыровенко не пьет, Соломенный не ест мяса. Если бы еще Колесник не ел печенье! Но идеал бывает только в мечтах и в кино. Придется довольствоваться реалиями.

Семинар. Первая половина была не очень, мерзли ноги в шлепанцах. Жалел, что оделся не по форме (фрак и валенки).
Правда, были еще большие экстремалы – в трусах и в полотенце. После перерыва включили нагреватель, я его направил на себя и Виталика Рудева и вторая половина семинара прошла для нас в сладостной дреме. Приятно удивила скромность и точность тим-лидера 2-ой фазы Славы Лутцива. Когда Рост передал ему микрофон, чтобы Слава сказал пару слов, Слава сказал именно пару слов (которые никто не услышал) и вернул микрофон Росту. Правда, злые языки утверждали, что он просто был не в состоянии говорить, но на то они и злые, чтобы клеветать на нашего Доброго. Но наиболее внушительно выглядел лидер нашей 1-ой фазы Серега Бобырь в белой куртке - типа “и тут выхожу я в белом фраке” (может после этой фразы зарплату повысит?).
Ресторан. Холодно. Вино не греет, водку не пью. Запомнились стриптизы с участием максбиловцев. Таланты пропадают. После номера Новака с его неподражаемой мимикой (особенно при поглаживании ягодиц партнерши), отразившей всю гамму чувств, которая могла обуревать благовоспитанного еврейского мальчика из приличной семьи, впервые посетившего кубинский бордель, обсуждаем номер с Серегой Бобырем. Серега высказывает свое фе по поводу стриптизерши. Возражаю “Но задница то у нее хорошая!”. Мимо проходит Инна Слезовская и на этих словах заинтригованно останавливается. “Проходи, девочка, проходи. Не видишь, взрослые дяди проблемы решают!”. Стоим с Сашей Ступчаком у моря. Сверху на нас несется Соломка. Удачно цепляется за нас, в противном случае набранная инерция была бы погашена водой метрах в 20 от берега и мы бы насладились видами подводной съемки. Соломка загадывает желание между двумя Сашами, говорит, что ему срочно нужно посидеть и падает на гальку (камень такой).
На следующее утро мы должны были играть в теннис. Игра завершилась вничью ввиду обоюдной неявки сторон. Пляж возле входа был усеян телами максбиловцев, которым было в лом отползти хотя бы на десяток метров в сторону. Некоторые купались в холодной воде, но большинство воздерживалось, дабы не создавать дисбаланс температур внутри и снаружи.
Девушка с моим любимым мужским именем Саша доказывала, что ее напрочь осипший голос – это не следствие того, о чем все подумали, а следствие криков “Максбилл! Максбилл!” в предыдущий вечер. От необходимости оправдываться голос садился еще больше.
Утром же я встретил Сергея Бобыря, который был явно не в духе. На мой вопрос он поведал грустную историю о Илье Погодине, который (нехороший человек, редиска, ...) спит так, что для того, чтобы разбудить его в номере, необходимо личное присутствие в этом же номере, чего Сергей не мог сделать по причине запертой изнутри двери. В результате Серега в шесть утра почувствовал себя на набережной настолько одиноко, что спас его (или Илью?) только никогда не спящий Ветал (Виталик Рудев) и выпитые на пару с ним 2-3 (кто их считает) бутылки вина.
Чуть позже на набережной был замечен с ружьем Руслан Павленко, который с мрачным видом спрашивал у всех “Бобра не видел?”. Так как мой тим-лидер по-прежнему жив и здоров, я думаю, они разминулись или ружье дало осечку.
Во второй половине дня поехали в Новый Свет. Речь экскурсовода то и дело заглушалась тостами и звоном извлекаемых неведомо откуда бутылок.. По дороге остановились на перевале, где какой-то наивный джигит на Москвиче устроил торговлю виноградом и вином. Джигит не учел того, сколько детей в дружной семье Максбилла. Пока парни дегустировали на шару вино, девушки, как чайки налетели пробовать разложенный на капоте виноград и вскоре он весь был или куплен или поклеван живьем.
При входе на тропу привели в замешательство кассира, который умел считать только до двадцати, и двинулись дальше. При входе на тропу эксурсовод сказала “Тропа, в принципе, проходимая, но ...”. Где-то на середине тропы у Коли Числина зазвонил мобильный – видно беспокоилась мама (для мам мы дети примерно лет до 60). Коля принялся ее успокаивать “Я сейчас на царской тропе. Тропа, в принципе , проходимая....” Закончить ему не дал звук упавшего тела на другом конце провода.
В гроте Галицина народ развлекался на тарзанке. Я посмотрел на парня, который держал за другой конец веревки, пропущенной через блок, оценил степень его усталости к концу рабочего дня и ... прошел мимо тарзанки. В конце концов есть масса других способов окончить жизнь. Например, поучаствовать в мероприятии, специально организованном отделом кадров Харьковского филиала для освежения кадрового состава – прыжки с парашютом.
Призыв экскурсовода обнять Дерево желаний народ воспринял настолько буквально, что дерево покраснело и еще долго отходило от жарких объятий максбиловцев, страстно желавших повышения зарплаты и бесплатного пива по пятницам.
Вечером Наташа Соколова поставила меня перед фактом – в семь утра играем в теннис. Я начал возражать, что семь – это слишком поздно, пять было бы в самый раз, чтобы не ломать привычный жизненный цикл. Но разве Натахе возразишь.
Для успешной подготовки к игре было принято решение расслабиться, снять нервное напряжение, т.е. выкурить кальян. Что я и сделал в компании Новака, Роста и инкогнито. Инкогнито заказала кальян с вишней и последующий час мы наслаждались дымом с ароматом вишневого варенья. Рост, правда, грустил и отрешенно смотрел куда-то в сторону. Я посмотрел туда же и тоже проникся. Возле барной стойки зажигала высокая и ну оч-ч-ч-ень полногрудая блондинка. Конечно, загрустишь тут...
Потом, чтобы не нарушать спортивный режим я пошел прогуляться. Периодически на глаза попадался неутомимый Виталик Рудев (в миру известен, как Заяц). Он настолько аклиматизировался в переменчивом крымском климате, что в жару и холод ходил в неизменном свитере, забыл про сон, а в гостиннице был, похоже, только в день приезда и отъезда. Я лишний раз убедился в правдивости рекламы. Батарейки Дюрасел – лучшие в мире. Глаза Виталика сияли неугасимым огнем, и сам он был полон оптимизма, который не мог омрачить даже тот факт, что Злой по доброте душевной в очередной раз залочил его мобильный телефон.
В семь утра на корте собрались я, Наташа, Андрей Колесник и Геннадий (фамилия которого слишком известна, чтобы оглашать ее всуе). Геннадий был под допингом, но так как допинг был принят вчера, антидопинговый контроль посмотрел на это сквозь пальцы. И в течение следующих двух часов с корта доносились отчаянные женские крики, перемежаемые глухими ударами. Редкие парковые прохожие, не видя за деревьями происходящего, заметно ускоряли шаг.
После тенниса я отправился на нудистский пляж. Нужно было выравнять разницу в загаре между отдельными частями тела, чудом оставшуюся после двухнедельного отдыха на Тарханкуте и Меганоме. По пляжу ходил бойкая бабуля и предлагал всем мужчинам траву ну с очень неприличным названием, от которой якобы, если похлопать букетиком по соответствующему месту, резко возрастала потенция (не творческая). Бабуля возмутилась, что я лежу к ней не тем местом и пригрозила похлопать меня своим веником ниже спины и тем наслать армян. Когда я через пол-часа после дремы на солнце поднял голову, то увидел Сашу Ступчака, который совершенно случайно забрел на нудистский пляж и искал место, где позагорать вместе с друзьми. Я утешился мыслью, что Саша не армянин, а он в подтверждение моей мысли помахал мне рукой – отдыхай мол и двинулся дальше.
Через некоторое время зазвонил мобильный – звонила Наташа. “Шо?! Теннис?! Опять?!” – “Да, опять”. Я, конечно, подчинился, но спортивная злость человека, выдернутого с нудистского пляжа в момент, когда начали подтгиваться привлеченные теплом представительницы очень даже прекрасного пола, не знала границ. Мы выиграли, несмотря на уже выветрившийся допинг Геннадия.
По дороге я встретил двух очень серьезных мужчин в черном, которые шли не обращая ни малейшего внимания на голые тела вокруг, шли грозно и решительно, без тени улыбки, шли в только им одним ведомом направлении. Потом я догадался, что Рост и Слава Лутцив (я это были они) шли на серьезное мероприятие – совещание тим-лидеров на нудистском пляже.
Вечером перед отъездом я вдруг обнаружил в себе талант игры в дартс, установив абсолютный рекорд и выиграв у всех. В подарок я получил пачку презервативов, так как обещенное в качестве приза пиво было выпито участниками в процессе соревнований.
Дорога в автобусе запомнилась особенно – солировал Олежка Упаков. А говорят, что алкоголь вреден! Если бы не он, разве бы мы узнали, о таком бурном таланте скрытом за скромной личиной! Посредине его монологов о “1985 годе” и о “сосне типа пыхта с шишками 15 миллиметров” я из-за непрекращающихся спазмов в горле начал всерьез опасаться за свое здоровье. Не знаю, как было в остальных автобусах, но сдается мне, что они много потеряли.
Кто-то предлагал купить кальян и я живо себе представил, как та же проводница, что везла нас в Крым, заходит в вагон, видит те же, пардон, лица и все, все, как один, сидят в купе и курят кальяны.
И напоследок Сказка про теремок. В нашем купе (4 места) должно было ехать всего 3 человека, так как место отказника Воронова было свободно. Из Симферополя мы уже выехали впятером. К нашему теремку прибились две молодые девицы, которых проводник определил на третьи полки. Ночью пришла лисичка-сестричка, то бишь, Лена Нетикова. Тук-тук, “Можно я у вас поживу на второй полке?”. Утром, не успел Серега Глазунов встать с постели, прибились еще два случайных попутчика – “Можно мы тут посидим?”. Итого к Харькову было 8 человек на 4 места, как конкурс в ХПИ в лучшие годы.
Тут и сказочке конец. Всем, кто слущал, тем ...спасибо за внимание.
Я, конечно, многого не видел, многое пропустил, но может, оно и к лучшему.

Tags: Крым, графомания, путешествия
Subscribe
promo softranger july 20, 1991 23:12
Buy for 100 tokens
Вы имеете возможность разместить свой материал здесь всего за 100 жетонов на 24 часа в блоге самого популярного блоггера второго по величине города Украины Харькова.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment